СамараПт, 24 сентября 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Интервью Читать 3 мин.

Чтобы мы могли помочь вам, помогите нам

Чтобы мы могли помочь вам, помогите нам
#Интервью

vk.com/minzdrav_63

Число погибших от коронавируса в Самарской области превысило 3000. Количество зараженных близится к 100 000, а темпы вакцинации от COVID-19 не особенно высоки. Одновременно в губернии должны стартовать еще две кампании иммунизации. Что вообще происходит? Ответы на все вопросы – в интервью министра здравоохранения региона Армена Беняна.

ДИСТАНЦИЯ БЕЗОПАСНОСТИ

— Армен Сисакович, приветствую и держу двухметровую дистанцию. Наверное, это правильно.

— Конечно. Между нами социальная дистанция, и мы привиты. Но вот цифры, который каждый может видеть в ежедневном режиме на специальных ресурсах по смертности и заболеваемости коронавирусом – они максимальны за весь период пандемии даже на фоне растущих темпов вакцинации.

Мы всех стремимся защитить, но тяжесть, злость этой инфекции, она сильнее. Поэтому только противопоставляя ей адекватные силы, мы можем противостоять. Цифры могли бы гораздо большими быть. Кратно большими. Поэтому и говорим сегодня мы с вами не просто о пользе, а жизненной важности вакцинации.

— Неужели, укол спасает от смерти?

— Это тот заслон, щит, который не позволит дальше инфекции развиваться, подобно снежной лавине. Мы до сих пор в стадии роста. К сожалению, мы пока не достигли плато и готовимся к усугублению ситуации. Готовимся во всех направлениях. Сегодня, как никогда, профилактика является основой борьбы и вакцинация, по сути дела – это тоже профилактика, но она не дает стопроцентной гарантии.

Не значит, что привился, иммунизировался – и пустился во все тяжкие. Вакцинированные тоже болеют, и мы говорим об этом. Честно. Нас спасет соблюдение комплекса мероприятий. Да, это снова масочный режим. Да, это гигиена рук, гигиена всех поверхностей – как тела человека, так и пространства, в котором он живет. Безусловна социальная дистанция, сохранение самоизоляции для лиц старше 60 лет. Дополнительные ограничительные мероприятия, касательно всех общественных мест, где идет наибольшая миграция населения. Только все это вкупе позволяет нам нивелировать ситуацию.

Определенная прослойка населения, солидарная, выполняющая все рекомендации и наши, и Роспотребнадзора, прошедшая вакцинацию – это наши главные помощники как в борьбе с инфекцией, так и в тиражировании своего опыта, чтобы и другие последовали этому благому примеру.

СТАТИСТИКА НЕ РАДУЕТ

— Сколько самарцев в таких условиях вакцинировались от коронавируса?

— Мы уже близки к планке в миллион жителей региона, которые получили вакцинацию одним компонентом, более 760 тысяч уже завершили курс вакцинации. Общий наш план – более полутора миллионов человек для достижения шестидесятипроцентного охвата иммунизацией взрослого населения региона.

На сегодняшний день мы исполнили более 60% от этого плана и нам еще предстоит провакцинировать около полумиллиона жителей области, но эти цифры всего лишь отражают тот необходимый минимальный уровень охвата вакцинацией, который позволит сформировать коллективный иммунитет. Это минимум. Это точка отсчета.

Безусловно, по тем муниципальным образованиям, где уже достигнута эта планка – например, Хворостянский район, Камышлинский район, Исаклинский район – мы ни в коем случае не приостановили вакцинацию. Напротив, нам стало немного легче, но мы продолжаем наращивать охват населения до того уровня, когда останутся только те, у которых есть противопоказания.

— Успеем ли к осени?

— На сегодняшний день средние темпы – около девяти тысяч вакцинаций в сутки. При этом, от 14 тысяч в пиковые дни до трех-четырех в выходные. К сожалению, в выходные темп существенно снижается, поэтому призываю всех использовать выходные дни как раз для этого – укрепить свое здоровье.

Доступность вакцинации ни в коем случае не снижается в эти дни. Напротив, мы работаем в прежнем режиме. Открыты все пункты. Десять круглосуточных. Большой популярностью пользуется круглосуточный пункт в четвертой городской больнице Самары. Иногда это создает стихийные очереди, что фиксируется в соцсетях. Поэтому хотелось бы сказать, что такой же пункт есть на территории шестой городской больницы в Советском районе, на территории десятой городской больницы в Куйбышевском районе и именно увеличение темпов позволит к 15 сентября, а срок у нас – до середины сентября, достичь 60-процентного охвата.

Перед нами большая, интенсивная работа. Мы прошли экватор только, по сути дела. Темпы пока невысокие, необходимо их увеличение в полтора-два раза. Система здравоохранения к этому готова. 17000 вакцинаций в сутки мы можем проводить уже существующими мощностями.

НОВЫЙ ВЫЗОВ

— Привитые тоже болеют – это один из аргументов, которые, возможно, останавливают тех, кто еще не пошел на прививку. Что можете им ответить?

— В первую очередь, ответил бы, что они болеют – да, но они болеют во много раз реже. Из всей когорты привитых, которых сегодня уже более 900 тысяч, по нашим данным, заболело менее половины процента. То есть, четыре с небольшим тысячи человек. Это 0.48%. И заболеваемость, если ее перевести на привычные уже, наверное, статистические формы, которые исчисляются на тысячу населения, она в тридцать раз меньше, чем в когорте непривитых. В 30 раз реже болеют привитые! Это самый главный наш аргумент.

И второй аргумент – это течение заболевания и структура самих заболевших. В два раза меньше регистрируются тяжелые формы. Если в обычной популяции непривитых частота составляет от восьми до двенадцати процентов, то в структуре привитых тяжелые формы – это 3-4%. Соответственно, больше доля тех, кто переносит заболевание в легкой и средней тяжести.

Вот два самых главных наших аргумента, довода научно обоснованных, имеющих доказательную базу.

— Еще одна установка, которыми пользуются антипрививочники – наличие хронических заболеваний. Вот, например, эндокринные заболевания дают отвод от вакцинации?

— На фоне эндокринных заболеваний коронавирусная инфекция протекает тяжелее, и наши пациенты чаще попадают в условия реанимационных отделений. Поэтому пациенты особенно с сахарным диабетом и ожирением должны прививаться в обязательном порядке. Это поможет спасти их жизни и улучшить качество их жизни.

Группа пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями – это наиболее тяжелая и рисковая группа. Когда появилась вакцинация от ковида, мы сразу стали говорить, что это пациенты, которые должны идти в первых рядах.

Пациенты с заболеваниями легких, с бронхиальной астмой, с гипертонией и аритмиями – фактически вся группа пациентов с тяжелыми хроническими заболеваниями представляют опасность в случае развития пневмонии. Ведь пневмония, как воспаление легких, а легкие – это один из немногих органов, которые имеют постоянное сообщение с внешней средой и получают инфекцию.

Есть такое понятие, как внутрибольничная инфекция – пациенты могут заболеть и внутри больницы, потому что она сама по себе – скопление больных. Вакцинация от пневмококковой инфекции направлена на защиту этих категорий от пневмонии, которая вызывается таким возбудителем, как пневмококк. Она позволяет до 90% снизить вероятность летального исхода от пневмонии.

Есть серьезные статистические исследования. На этот год запланирована вакцинация более 70000 жителей Самарской области. Для сравнения, показатели прошлого года эквивалентны 11000. Мы каждый год потихоньку наращиваем – примерно по тысяче человек увеличивали с 18 года. Еще до пандемии. Но сейчас, оценив ситуацию, спрогнозировав и обретя понимание, что так или иначе те, кто заболеют, после прививки переболеют легче, мы увеличили объемы вакцинации от пневмококка. В этом году решением губернатора финансирование этой программы увеличено в шесть раз. Тем самым мы существенно снизим риск развития внебольничных пневмоний, как таковых, которые вызываются бактериями – пневмококк, стрептококк и много других, но и существенно понизим тяжесть и течение развития коронавирусной пневмонии, если она все-таки будет.

Если вспомните, в прошлом году, когда мы проводили вакцинацию от гриппа, говорили, что те, кто привьется от гриппа, мы рассчитываем, что и коронавирусом переболеют легче. Так или иначе иммунитет создает некую перекрестную защиту.

— Так отчего прививаться сначала? От пневмонии, коронавируса или гриппа?

— Есть такой метод дедукции, который широко использовал Шерлок Холмс, прообразом которого, кстати, тоже был врач. Основа его – элемент исключения. Сначала исключаем самое опасное, а потом идем по степени минимизации опасности.

Мы сейчас переживаем пандемию новой коронавирусной инфекции, поэтому сначала вакцинироваться нужно от коронавируса. Это однозначно и бесповоротно.

Что касается вакцинации от гриппа, она начинается по аналогии с кампанией прошлого года и охватывает 60% уже от всего населения Самарской области и это более миллиона девятисот тысяч человек. Она продлится до Нового года. После двух недель после вакцинации от коронавируса мы уже рекомендуем прививаться от гриппа.

Вакцинация от пневмококка касается только групп риска. Она более узкая, безусловно, и там отбор пациентов более тщателен. Там именно пациенты. Мы редко вакцинируем от пневмококка здоровых людей – своих известных пациентов, которые в поле нашего зрения с тем или иным заболеванием. А вот от гриппа и коронавируса мы вакцинируем здоровых людей, в том числе, тех, у кого нет никаких хронических заболеваний, просто для того, чтобы на каждом из них вот эта потенциальная цепочка могла оборваться.

Начало кампании вакцинации от гриппа, ориентировочно – конец августа. Это зависит от федеральных поставок. Будет проводиться вакцинация и за счет средств работодателей. Можно за счет личных средств граждан, но, тем не менее, государственная федеральная программа подразумевает бесплатную вакцинацию 60% населения страны.

МОЖЕТ, НЕ СТОИТ – РИСКИ?

— Не так давно появилась информация о том, что из-за роста темпов вакцинации возник дефицит донорской крови – нельзя ее сдавать в течение месяца после второго укола. Вот вы говорите о двухнедельном интервале между прививками от коронавируса и гриппа. О возможных проблемах. Каких еще рисков, о которых мы, может быть, не знаем, стоит ожидать из-за вакцинации?

— Вы знаете, риски – они связаны не столько с самой вакцинацией, сколько с эпидемией, как таковой. Мы говорим о том, что наша система здравоохранения работает уже в состоянии максимального напряжения.

Вот говорили про медсестер, которые перерабатывают уже полтора года. Там работают такие же люди, как и все мы. Они тоже заболевают. Порядка 17% медицинских работников, почти каждый пятый в итоге переболел. Были у нас и потери. Многие ушли на пенсию из-за боязни заболеть, развить осложнения. И самый главный риск, который мы имеем, это несоответствие наших ресурсов натиску пандемии.

Что будет, если количество заболевших вырастет в 10 раз? В прошлом году мы были вынуждены закрыть плановую медицинскую помощь, были вынуждены специализированные койки перепрофилировать. На сегодняшний день половину из этих коек удалось вернуть в штатный режим работы. Но это подготовленные койки. Если будет неуправляемая ситуация, мы опять вынуждены будем вовлекать их. И опять врачи-кардиохирурги пойдут лечить коронавирусные пневмонии, врачи-офтальмологи, эндокринологи будут заниматься пациентами в красной зоне.

На мой взгляд, это основной риск, потому что, к сожалению, в это же время опять будет отложенный спрос и приостановлено плановое лечение, плановая госпитализация и все то, что мы считаем упреждением. Все то, что позволяет нам раньше выявлять пациентов с онкологией, сердечно-сосудистыми заболеваниями просто потому, что не хватит наших ресурсов.

Да, мы строим больницы, это беспрецедентные шаги – за восемь месяцев две больницы фактически самостоятельные построены в Самаре и Тольятти. Два сверхсовременных ковидных госпиталя и две больницы стокоечные на подходе, но никакие темпы строительства не угонятся за темпами распространения инфекции. И клонировать медицинских работников мы тоже пока не научились.

Вот в этом я вижу самый основной риск и поэтому я обращаюсь к нашему населению: чтобы мы могли помочь вам, помогите нам.

Приостановить эту беду на уровне профилактики, на уровне сдерживания инфекции. Когда ситуация доходит уже до лечения непосредственно, значит уже какой-то риск реализовался. Уже что-то не сработало. А там, где реализовался один риск, в очередь выстроились и все остальные. Поэтому самый большой риск – неуправляемая эпидемия, как таковая.

Что касается частных вопросов, то здесь на каждом участке нашей работы, на каждом звене – амбулаторно-поликлиническом, Скорой помощи, стационарном – они известны.

Будет у нас больше пациентов – дольше до них будет ехать Скорая помощь. У нас достаточно машин. За последние два года парк автомобилей обновился на 100%. Все автомобили менее пятилетнего износа. Да, но кто на них будет работать? Время обслуживания инфекционного пациента в два с половиной раза больше времени обычного пациента, потому что там СИЗы, соблюдение противоэпедимических мероприятий, там обработка машины до пациента, после пациента. Соответственно, растягивается время доезда до каждого последующего пациента.

Если это амбулаторно-поликлиническое звено, то мы сейчас проводим кампанию по диспансеризации – мы возобновили ее. Более того, мы начали углубленную диспансеризацию. Это новое направление, на которое отвлекаются наши сотрудники. Но если у нас стремительно увеличится количество пациентов на дому, а мы им говорим всем – появилась температура, сидите дома, самоизолируйтесь и вызывайте врача – значит, у нас увеличится количество мобильных неотложных бригад. Они будут ехать к этим пациентам и приостанавливать процессы диспансеризации и профилактической медицины.

Благодаря ее возобновлению мы за последние два месяца уже выявили более пятисот онкологических пациентов. Это те, у которых не было симптомов. Они не знали и просто за счет проведения диспансеризации – кому-то крупнокадровая флюорография, кому-то исследования на скрытую кровь и так далее – мы выявили молчащие, еще немые заболевания в той стадии, когда их можно вылечить. В этом и заключается наш самый главный ресурс повышения продолжительности жизни и снижения смертности.

Нам предстоит вакцинировать еще много наших жителей и сложность нашей работы заключается сейчас еще и в том, что в ближайшее время начинается вакцинация от гриппа. Здесь надо соблюдать необходимые разрывы по времени. Параллельно идет вакцинация от пневмококковой инфекции. С целью профилактики возможных осложнений от одномоментного введения, конечно, пока мы придерживаемся тактики разрыва по времени. Может быть, в дальнейшем будем сочетать. Время покажет, а сейчас прорабатываем такие варианты, оцениваем.

— Вакцины в регионе достаточно?

— Да. Мы регистрируем, констатируем увеличение темпов поставки вакцины. По оперативным данным, на сегодняшний день, на эту минуту – более 80000 доз вакцин рассредоточено по всем лечебно-профилактическим учреждениям области.

— Какие все же отводы есть?

— Бывают, допустим, заболевания или травмы, которые в определенный период обуславливают нецелесообразность вакцинации. Допустим, инфекционные заболевания. Если человек болеет гепатитом или корью, безусловно, в этот период мы его вакцинировать не будем.

Из других показаний мы выделяем индивидуальную непереносимость тех или иных компонентов вакцины, которые есть в анамнезе. То есть, уже что-то было когда-то где-то возникло, а что именно – мы говорим о двух грозных аллергических реакциях, это анафилактический шок и отек Квинке. Они представляют собой угрозу жизни. Поэтому если в истории болезни человека были указания на наличие такой реакции какого-то из компонентов вакцины, конечно, он об этом знает.

Все остальные случаи, в том числе, легкие аллергии в виде кожного зуда, крапивницы – они могут быть отрегулированы путем стационарного наблюдения, путем премедитации, когда перед вакцинацией вводится тот или иной противоаллергический препарат.

Кроме того, важной планкой пока является возрастной ценз до 18 лет. Детей мы не вакцинируем. Сейчас идут клинические испытания на уровне научно-исследовательских институтов, и мы ожидаем, что в ближайшее время рекомендации претерпят изменения и это связано с тем, что новый дельта-штамм чаще поражает детей, которые чаще болеют симптомно уже.

Если в первую и вторую волну мы говорили, что, да – дети болеют без особых клинических проявлений, но являются разносчиками инфекции, сейчас мы видим, что детишек чаще приходится госпитализировать. У них чаще развиваются среднетяжелые и тяжелые формы.

Ну и кроме того, из актуальных на сегодняшний день противопоказаний по отдельным видам вакцины является беременность и период грудного вскармливания. Есть уже рекомендации, говорящие о том, что после двадцать второй недели беременности, если потенциальный риск развития осложнений в случае развития заболевания больше, чем ожидаемая польза и негативный эффект, необходимо вакцинировать. То есть, после двадцать второй недели у каждой беременной мы оцениваем такую необходимость – ожидаемую пользу и какие-то потенциальные риски. Если ожидаемая польза выше, можем профилактировать, минимизировать риск осложнения в случае ее инфицирования, предлагаем вакцинацию.

Период грудного вскармливания пока относится к противопоказаниям. Сегодня мы не рекомендуем и не проводим вакцинацию. Все остальные состояния являются не только показаниями, но и, знаете, есть такая система прогнозирования, называемая предикторы.

Так вот, предикторы – это прогностические факторы. Например, сахарный диабет. Статистика показывает, что у двух пациентов с одинаковым объемом поражения легких и наличием коронавирусной инфекции при наличии сахарного диабета вероятность летального исхода в два-три раза выше.

К этому же относится ожирение, избыточная масса тела, наличие фоновых сердечно-сосудистых заболеваний. Предикторы развития неблагоприятного исхода. И статистика уже показывает, что те, у кого есть эти состояния, со всем набором своих предикторов, если не вакцинируются, сидят и ждут неблагоприятных исходов – могут умереть. Именно их мы вакцинируем в первую очередь. Именно их мы призываем и настаиваем, конечно, на вакцинации.

Мы не можем сегодня ввести обязательную вакцинацию, мы сделали это для отдельных категорий профессиональных работников, которые больше всего сопряжены с риском развития инфекции в коллективах и с последующим ее распространением. Как врач, настаиваю на каждом случае обязательной вакцинации людей, у которых есть хронические заболевания и тех, кому больше 60 лет.

В этом и есть, собственно, наша забота. Все остальное – знаете ли, меры, которые имеют достаточно неощутимую эффективность. А здесь эффективность ощутима и проявляется она в цифрах.

— Зачем вакцинироваться повторно и главное, когда?

— Повторную вакцинацию мы в настоящий момент начинаем рекомендовать по истечению шести месяцев после завершения первой. Такие сроки – потому, что те клинические исследования, которые идут непрерывно и показывают, что в течение полугода сохраняется достаточный уровень коэффициента позитивности антител. Потом, в срок от шести до двенадцати месяцев, происходит его снижение. Снижение происходит у разных людей по-разному и среднее арифметическое показывает, что, в принципе, необходимость – именно необходимость в повторной вакцинации наступает по истечению двенадцати месяцев.

Здесь хотел бы разъяснить еще два понятия важных для общества. Первое – это экстренная вакцинация. Та кампания, которая проводится на пике инфекции, в разгаре. То есть, там, где мы находимся сейчас. Целью экстренной вакцинации является достижение коллективного иммунитета. В минимальном исчислении – 60% взрослого населения. Когда мы завершим экстренную вакцинацию, начнется следующий этап. Это рутинная вакцинация. То есть, та вакцинация, которая сопровождает нас всю жизнь с детства – от кори, дифтерии, столбняка, гепатитов и так далее.

Так вот, оценка всех параметров показывает, что как только мы достигнем необходимой планки, тогда мы и перейдем на рутинную вакцинацию и получится, что у тех, кого мы прививали в начале, и получится от шести до двенадцати месяцев.

Но если человек после шести месяцев очень хочет, решает и в свою очередь настаивает на вакцинации, его провакцинируют. Мы не будем отказывать и не отказываем. Но сейчас массово это не рекомендуем, потому что данные сегодняшнего дня позволяют нам процесс рутинной вакцинации считать необходимым и обязательным спустя год после первой вакцинации.

ИЛИ ПОДОЖДАТЬ?

— Много ли у нас вакцины Спутник лайт?

— Вакцина Спутник лайт поступает с регулярностью от десяти до двенадцати тысяч доз в неделю. Соответственно, партии небольшие и равномерно распределяются между всеми учреждениями Самарской области. Поэтому, если кому необходима повторная вакцинация с использованием именно этой прививки, необходимо обратиться в поликлинику по месту жительства и сделать заявку именно на эту вакцину. Кроме того, на сайте Министерства здравоохранения есть онлайн-карта медицинских учреждений Самарской области. Наведя курсор на любое учреждение, обозначенное значком, можно в режиме реального времени увидеть, какие остатки вакцин есть в свободном обращении.

— Вы лично уверены в необходимости вакцинации? Слишком уж много мнений. В частности, от иностранных экспертов.

— Прошу очень внимательно относиться ко всему, что вокруг пандемии говорится, пишется и обсуждается. Есть очень много недостоверной информации. Есть очень много искажений, которые трактуются, как правило, не должным образом и дискредитируют все программы профилактики и лечения пациентов.

На каждый вопрос есть свой ответ. Если его пока у нас нет в арсенале, мы исходим из принципа «не навреди». Это наш главный принцип. Но и не нужно оставаться в стороне. Мы не можем себе этого позволить. Поэтому каждый пациент должен найти своего врача, своего куратора из системы здравоохранения, который ему грамотно подскажет правильный путь профилактики либо исцеления.

Здесь я хотел бы еще обратиться и к своим коллегам. Очень важно постоянное обновление своих знаний и просветительская функция. Сегодня, как никогда, с одной стороны у населения есть нужда в объективной информации, а с другой – мы живем в век информатизации и важно доносить правду.

Мы прямо сейчас не читаем лекции – это мы делаем для своих учеников и коллег. Мы стараемся говорить простым, понятным, внятным языком, потому что сами находимся на пути непрерывного понимания, осмысления и потом уже трансляции того, что безболезненно должно быть внедрено в систему. Первое – профилактики, второе – лечение.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.
Новости в России и мире - Информационный портал Sm.News