СамараЧт, 29 июля 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Интервью Читать 3 мин.

Канатоходец - дешевый, Волгафест - уникальный, Самара - атмосферная

Канатоходец - дешевый, Волгафест - уникальный, Самара - атмосферная
#Интервью

www.facebook.com/tatiana.mrdulyash

Кресло министра культуры Самарской области сейчас чаще пустует - хозяйка постоянно в полях, и вместо создания циркуляров стремится внедрять креативы в новое для себя дело.

Откровенно говоря, фамилия Мрдуляш в Самарской области до назначения нового министра культуры региона мало кому было известна. Наиболее информированные комментаторы сразу рассказали, что довольно юная для чиновника Татьяна — дочь бывшего вице-премьера правительства России Ольги Голодец, а еще у нее есть сестра-близнец.

Работавшая в Женеве после учебы на факультете управления МГУ, Татьяна Мрдуляш затем вернулась в Россию и пять лет занималась развитием Третьяковской галереи в должности заместителя генерального директора. Потому кресло уехавшего домой в Санкт-Петербург Бориса Илларионова заняла не просто так — в Самарской области вскоре откроется филиал Третьяковки.

— Проект филиала Третьяковки на базе самарской Фабрики-Кухни, похоже, близится к реализации. На каком этапе сейчас реконструкция здания и чего ждать?

— Знаете, есть выражение, что ремонт нельзя закончить, можно только остановить. Хорошо, не наш случай. На осень намечено завершение строительных работ как производственного процесса. Потом в реконструированное историческое здание зайдет музей, чтобы осваивать это пространство и приспосабливать его для своих, сугубо музейных нуждꓽ свет, климатическое оборудование, системы безопасности и обслуживания посетителей, выставочные технологии. Сложный процесс, но, надеюсь, следующим летом будем с вами обсуждать новые выставки Третьяковской галереи в Самаре.

— Фестиваль волжских набережных, который две недели шумел в Самаре, по сути, открылся заседанием комиссии Госсовета по культуре, которое прошло прямо на пляже. Конечно, хорошо и красиво, но откуда взялся именно такой формат?

— Следует напомнить, что комиссию Госсовета по культуре возглавляет губернатор Дмитрий Азаров. Поэтому и решили пригласить коллег в Самару, ну а открытое пространство прекрасного волжского пляжа позволило провести заседание в очном режиме, а не онлайн. К тому же, сроки совпали с Волгафестом, потому и решили — почему нет? Мне кажется, это революционное решение — до нас никто не собирал власти столь высокого уровня на пляже. Многое обсудили, но главное — все вдохнули атмосферу праздника. Не очень повезло с погодой — было больше тридцати градусов, много девушек в купальниках, мужчин в плавках и, возможно, не все члены комиссии чувствовали себя комфортно в деловом стиле, но это мотивировало их общаться в более расслабленной и, мне кажется, продуктивной манере.

Мы обсудили запуск президентского фонда культурных инициатив. Это говорит о том, что направление культуры и креативной индустрии становится одним из важнейших и выделяется в отдельный такой ресурсный центр. Комиссия Госсовета состоялась как раз в канун заявочной компании фонда, поэтому призываю всех работающих в этой сфере заявляться за получением федеральной поддержки своих проектов. В том числе коммерческие предприятия, индивидуальных предпринимателей и даже муниципальные учреждения.

Волгафест 2021

— Общий бюджет грантов в три с половиной миллиарда рублей — это много или мало?

— Нормально. Да, это конкурс. Высококонкурентный. Но и при сомнении в своих силах, заявляйтесь! Даже если вдруг не победите — это важный опыт. К тому же в самарском минкульте создается свой экспертный совет, и мы найдем возможности и ресурсы для поддержки наиболее интересных местных проектов. Надеюсь, это всех простимулирует наконец-то воплотить в жизнь то, о чем мечтали.

— На Волгафест тоже проводился конкурсный отбор — это сопоставимые процедуры?

— Нет, конечно. Волгафест — интересный фестиваль нескольких направлений. Например, конкурс паблик-артпроектов, искусства городской среды на грани скульптуры и благоустройства. В этом году по инициативе Дмитрия Азарова в городах, где созданы или создаются новые набережные — в Сызрани, Октябрьске, Тольятти, Приволжье — установлены объекты, победившие в открытом конкурсе Волгафеста. Традиционно на фестивале очень сильная музыкальная программа. Это не какие-то супердорогие артисты, нет. Это очень интересная выборка, как правило, молодых музыкантов в разных жанрахꓽ фолк, рок, на грани авторской песни. Плюс, конечно, образовательно-профессиональная программа. Это задел на будущее, на вдохновение, на развитие сообщества. И конечно, мое любимое слово теперь, которое предложил новый директор Самарского областного краеведческого музея имени Алабина Андрей Кочетков — «волжанопитомник». То есть, место, где маленькие волжане могут многое узнать о своем крае, об истории Самарской губернии, которой в этом году исполняется 170 лет. Кстати, музей переиграл чуждую вроде бы нам историю супергероев, и представил в их качестве мецената Головкина, архитекторов Зеленко и Щербачева, купцов Шихобаловых и других интересных самарцев.

— Фестиваль нередко критиковали в соцсетях, ну а ваши личные впечатления от Волгафеста?

— Это уникальное явление, такого нет нигде ни в России, ни в мире. Это очень самарский фестиваль. Он важен для местного сообщества, для того, чтобы понять, кто мы такие и, главное, куда мы хотим идти дальше. Кстати, интересные ребята были немного в сторонке, они делали лодку-долбленку старым, дедовским способом. Фактически утерянное знание. Причем у одного из них были инструменты, чтобы выдолбить лодку из цельного ствола, которые достались ему от прадеда. Мне кажется, это замечательное такое современное краеведение. В то же время фестиваль сделан по очень современным технологиямꓽ язык, средства коммуникации, приложение, дизайн.

— У приложения, кстати, кажется, 16000 установок, а посетили фестиваль, говорят, триста тысяч человек. Как на Грушинском в лучшие времена.

— Мы специально растянули Волгафест не только во времени, но и в пространстве, понимая ситуацию с распространением коронавируса. К тому же разводили ключевые события для того, чтобы все вместе в одной точке не собирались. Триста тысяч — это оценочная цифра за две недели. Более точная информация появится, когда снимем аналитику по мобильным телефонам. К сожалению, сейчас в смысле пандемии мы не в такой оптимистичной точке и понимаем, что фестиваль ее, к счастью, проскочил. В отличие от, например, того же Грушинского слета бардов или молодежной Иволги, которые вместо привычной Фестивальной поляны Мастрюковских озер пройдут снова в онлайн-режиме.

— Не могу не спросить о гонораре немецкого канатоходца Фриди Кюне, который в рамках Волгафеста собирался перейти Волгу, а в итоге преодолел около ста метров от ближайшего здания до набережной. Ему действительно заплатили два миллиона долларов?

— Это не так. Вообще не так даже близко. Не могу разглашать коммерческие условия конкретных артистов, но скажу, что канатоходец обошелся нам гораздо дешевле, чем обычно ему платят. Если сравнивать с какими-то эстрадными звездами для городских праздников, это просто другие порядки цифр. Основную часть расходов составили технические решения и застройка. Канатоходец не был дорогим, а все расходы уложились в рамки бюджета, запланированного министерством культуры Самарской области, а он, вы знаете, не такой уж и большой.

Фриди Кюне

— Тем не менее, многие считают, что эти деньги ушли в никуда. Лучше бы садик построили. Как вы считаете, можно сравнивать садик и фестиваль?

— Если бы каждый из нас принимал решение, садик или фестиваль, оно было бы очевидно, хотя, конечно, это разные вещи. Нужен и садик, и фестиваль. Только вот благодаря таким фестивалям мы получаем совсем другого рода ресурс. Представляя регион членам Госсовета, депутатам Госдумы, сотрудникам администрации президента и великим артистам — например, Илзе Лиепа, мы получаем ресурс, который выльется в результате и в садики, и в социальные программы, и во все остальное. Это про качество нашей жизни, про уровень культуры и про атмосферу во всех смыслах этого слова. Культура же такая — всегда кажется, что без театра можно обойтись. Тем более, без музея, где все пылится. Библиотеки, мол, закрывать надо — в телефоне почитаем. Нет. Это то, что делает нас умными и интересными, то, что дает ресурс и вдохновение работать. Это то, что развивает нас как общество, как русских людей. Язык и культура — это то, что нас объединяет. Ради этого стоит и деньги тратить.

— Если говорить о Самарской области, как о туристическом кластере, насколько, на ваш взгляд, он привлекателен? Куда можно заманить гостей?

— У нас — да, много фестивалей. Кроме Волгафеста и Грушинского, это и «Жигулевская вишня», и «Сызранский помидор» и фестиваль современного искусства в Кинельском районе. Много интересных инициатив. Наша задача, как министерства культуры, больше и лучше рассказывать, помогать тем, кто делает интересные проекты, продвигать их заинтересованной аудитории.

Есть потенциал в развитии экотуризма: Самарская лука — это потрясающий природный комплекс. Есть некие самарские фишечки — например, программа с РЖД: поезд на пленэр, жигулевский экспресс, ретро-поезда. Плюс большой потенциал по культурному туризму. Осенью, надеюсь, нас ждет очередной фестиваль Шостаковича — мы привлекаем в Самару, в том числе, мировых звезд. Самарский академический театр оперы и балета в этом году получил пять номинаций на «Золотую маску» и одну премию взял. У Самарского художественного музея потрясающая коллекция, в чем-то даже богаче Третьяковской галереи.

— Как Самарская область смотрится со стороны, и рассматривает ли ее абстрактный москвич для выезда в отпуск или на выходные?

— Да, в условиях пандемии задача продвижения своих брендов на внутреннем рынке стоит очень остро перед всеми регионами. У Самарской области очень хорошие показатели, туристический поток растет, инфраструктура справляется. Спасибо чемпионату мира по футболу. Понятно, что все мы находимся в ситуации крайней неопределенности в связи с пандемией, а потому риск любых инвестиций повышается. Тем не менее, у нас есть то, чего в других регионах просто нетꓽ Волга, природа, культурные наработки и просто атмосфера, которая транслируется самарцами в области гостеприимства. Мы работаем над продвижением имиджа Самарской области как замечательного места для отдыха, путешествий и внутреннего туризма вообще.

Татьяна Мрдуляш

— Вы на посту министра культуры пятый месяц. Готовы ли подвести некие промежуточные итоги? Условно, тридцать пунктов — сколько галочек вы поставили?

— Они все время меняются. Когда пришла в феврале, были свои условные 10 пунктов, но новые вводные возникают постоянно. Главное, мне стало понятно, что Самара и Самарская область — это место с огромным потенциалом. Вижу огромное количество интересных людей, знающих свое дело глубоко и профессионально, но в то же время открытых, чтобы учиться. Атмосфера Самары — это удовольствие от Волги, умение с ней взаимодействовать. Уникальное явление, которого не ощущала в других регионах Поволжья. В этом уникальность Самары, ее сила. Плюс это город-миллионник, в чем его качественное отличие от многих других. То есть, экономический потенциал — есть внутренний спрос и перспективы продвижения на федеральном уровне.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.